Не многие спор­тсмены по за­вершении ка­рьеры могут похвастаться тем, что их появление на экранах про­должает вызывать интерес. Сейчас Ири­на Слуцкая, чьи победы увековечены в 40 золотых, 21 серебряной и 18 бронзовых медалях, — спортивный обозреватель Первого канала, ведет популярное шоу «Ледниковый период» и сама выходит на лед в этом большом телепроекте. Разуме­ется, с приближением Олимпиады—2014 Ирина все больше времени отдавала это­му грандиозному событию. Наш корре­спондент побеседовал со спортсменкой накануне ее отъезда в Сочи.  
 
 
«ЖДУ МЕДАЛЕЙ ВО ВСЕХ ВИДАХ ФИГУРНОГО КАТАНИЯ»
- Давайте начнем разговор с вопроса, который бы задала замечательной фигуристке Ирине Слуцкой жур­налист Первого канала Ирина Слуц­кая?
Да, неожиданно... (Улыбается.) Дайте подумать... Ну, если основная тема на­шего интервью — это сочинская Олим­пиада, то начнем вот с чего: в последнее время в ряде СМИ слышно много не­гатива об этом грандиозном событии. Кого-то потеснили, кто-то нагрел руки, и так далее... А я считаю, что Олимпиада — это здорово! И если брать плюсы, то они огромные. Во-первых. Сочи изменился в лучшую сторону, его вычистили, отре­монтировали, построили много новых объектов. Замечательно, что у нас поя­вилась наконец своя санно-бобслейная трасса. Это же неправильно, что у такой большой, богатой страны не было своей трассы и спортсменам прихо­дилось ездить тренироваться за границу. А сколько объектов для тренировок и соревнований останется после окон­чания Олимпиады? И, кстати, Турин, итальянский город, в котором прово­дилась зимняя Олимпиада 2006 года, находится гораздо южнее Сочи. Красная Поляна замечательно выглядит, это же заново отстроенный город! Я думаю, что зрителям и болельщикам будет ин­тересно сесть в комфортабельный поезд и через сорок минут оказаться в горах, где все будет оборудовано для удобного просмотра соревнований.
- Вы — посол сочинской Олимпиады. Что входит в ваши обязанности?
У меня должностей много. Я посол Олимпиады, вице-мэр Олимпийской деревни и, самое главное, — спортив­ный обозреватель Первого канала. А посол — это моя общественная миссия, ее цель — в продвижении сочинской Олимпиады. До того как мы выиграли путевку на право проведения Олимпи­ады, мне приходилось много ездить по всему миру, а сейчас езжу в основном по городам России. Я рассказываю об исто­рии олимпийского движения, провожу мастер-классы по фигурному катанию.
- Когда вы несли олимпийский огонь, сильно волновались?
Конечно, немного было. Я бежала пер­вой в этот день, и хоть участок был небольшим, около ста пятидесяти метров, рука с факелом устала из-за ветра. Мне запомнился момент передачи эстафеты, на английском его называют flame kiss, «поцелуй огня».
- После вашего ухода из спорта, ког­да почти в одно время фигурное катание покинула целая плеяда великих спортсменов, в этом виде спорта у нас резко упали резуль­таты. Как вы думаете, этот кризис преодолен?
Я считаю, очень хорошо, что у нас подросло новое поколение фигуристов. И особенно я рада за свою дисциплину. Думаю, в женском одиночном разря­де наши девушки достойно выступят. Вообще, я жду медалей во всех видах фигурного катания.
- Вы в отличной физической фор­ме, не было ли соблазна вернуться на лед и выступить на домашней Олимпиаде?
Нет, у меня ни соблазна, ни желания не было, потому что я отдаю себе отчет: все нужно делать вовремя. И для меня под­няться на ту ступень, на которой я была, практически невозможно. А выступать хуже... Зачем? Я думаю, что сделала многое в спорте, и я гордилась и горжусь этим. Нет определенного возраста ухода из большо­го спорта, и каждый эту планку для себя определяет сам. Вот все обсуждают Женю Плющенко, его стремление выступить. Если человек чувствует в себе силы, он должен выходить на лед! У Жени есть си­лы, азарт и желание достойно представить российский спорт перед всем миром. И только он сам должен решать, выступать ему или нет.
- Кроме фигурного катания, за какими видами спорта будете следить?
Очень хочу посмотреть сноуборд, хафпайт (одна из дисциплин сноуборда. — Ред.), фристайл, биатлон. Безусловно, буду болеть за Альберта Демченко (спортсмен- саночник. — Ред.), мы хорошо знаем друг друга. Хоккей, конечно, потому что там много моих хороших знакомых — Евге­ний Малкин, Илья Ковальчук, Александр Овечкин. Конечно, у меня не совсем стан­дартный болельщицкий взгляд, я на все смотрю глазами спортсмена и понимаю, насколько ребятам тяжело. Я представпяю, как это безумно волнительно, когда все трибуны желают тебе победы на русском языке!
- Вы выиграли чемпионат мира в Мо­скве в 2005 году. Дома легче высту­пать или сложнее?
Сложнее. Хоть и говорят, что дома и стены помогают, но здесь и значительно больший груз ответственности, ведь от тебя очень многого ждут.
- Ирина, спортсмены в большинстве своем люди суеверные. Расскажите о своих спортивных привычках?
Это скорее не суеверия, а процесс, дове­денный до автоматизма. Буквально каждая
мелочь, начиная с того, на какую ногу ты сначапа натягиваешь ботинок, с какой ноги выходишь на лед, как кладешь чехлы. То есть каждый день в течение двадцати лет делаешь одни и те же действия. И не заме­чаешь их! А когда обращаешь внимание, понимаешь, что обуваешь первый ботинок левый, а завязываешь — правый. Что на лед выходишь всегда с левой ноги и что чехлы кладешь каким-то определенным образом.
- Поделитесь секретом, как вы настра­ивали себя на выступление? Ведь большие соревнования — это колос­сальный стресс!
Для меня лучший отдых перед соревнованиями — побыть дома, в кругу семьи, поспать, погулять. Отвлечься от людей, от прессы, отгородиться и побыть наедине с собой. В клуб, на дискотеки — это не для меня. А когда соревнования заканчива­ются, у тебя есть сутки, чтоб это осознать, отпраздновать, если выиграла. Вешаешь медаль на гвоздик, и сцепив зубы, — впе­ред, к новым победам.
 
 
- Вы — семикратная чемпионка Ев­ропы, двукратная чемпионка мира, серебряный и бронзовый призер Олимпийских игр. Какая из этих ме­далей вам наиболее дорога?
Каждая медаль мне дорога по-своему, но самым запоминающимся выступле­нием было первенство мира в 2005 году в Москве. Помню глаза своего тренера Жанны Федоровны Громовой... Не знаю, кто больше волновался — я или она. И помню ее слова, когда я уже выходила на лед: «Неужели ты у себя дома отдашь медаль американке?!» Я, помню, улыбнулась и ответила: «Я? Медаль? Никогда!» И с этими словами пошла на лед.
Жанна Федоровна была моим тренером с шести лет и до окончания моей спортивной карьеры. Она меня чувствовала замечатель­но, и так же отлично чувствовала ее я. Это один из самых больших специалистов в на­шем деле, профессионал до мозга костей, потрясающий человек, неимоверный пе­дагог, психолог. Наш успех — это пазл, который мы складывали все вместе, начиная от хореографии и далее общефизическая подготовка, выбор одежды, коньки, аму­ниция, медицина и другие составпяющие. Это все шло в едином тандеме.
- Всегда очень волнительно смотреть на спортсменов на пьедестале почета. Вспомните, о чем вы думали в такие моменты?
Конечно, это радость, но при этом и определенное разочарование. Потому что у вас есть мечта и вы к ней идете, вы полу­чаете мечту, и... Я всегда мечтала выиграть чемпионат мира, и когда я его выигра­ла, была в растерянности: а что дальше? Есть два пути: гордиться собой, своей кру­тизной, либо повесить медаль на гвоздь и начинать все заново. Первый путь лег­че, и бывает, многие, хоть и сошли с пьедестала, все продолжают на нем стоять. А можно после победы начать все сначала, не обращая внимания на то, что говорят вокруг. Легко словить «звезду», когда рядом с тобой нет людей, которые тебе помо­гут эту «звезду» выбросить. Так что самое сложное — спуститься с пьедестала почета и начать все сначала.
- Вы побывали на соревнованиях во множестве стран. Как вас там при­нимали?
Зрители везде очень разные. Америка патриотическая страна, поэтому амери­канцы приветствуют больше своих спорт­сменов. Европа лояльна, она всех любит. Россия тоже всех любит, и своих, и чужих так же, как своих. Китайцы хлопают по отмашке: хай (аплодисменты), хай-хай (овации). Самые преданные и сумасшед­шие болельщики — это японцы, фанаты с большой буквы. Эти люди могут ездить за своими кумирами по всему свету. Если звезда сказала: «Хочу «Бентли» послед­ней марки!» — они могут расшибиться в лепешку и подарить ей эту машину. Они очень преданные! У Илюши Кулика (рос­сийский фигурист-одиночник. — Ред.) была поклонница японка, она ездила за ним по всему миру, спала в гостинице на коврике под дверью его номера, чтобы утром в коридоре при встрече сказать ему: «Хай, Иллия!» Представляете? У них это все в очень яркой форме проявляется, но я очень люблю Японию с ее традициями.
- У вас есть фан-клуб, свои преданные поклонники?
Сейчас у меня совсем другие поклон­ники, а раньше да, было много. Один поклонник, швейцарец, до сих пор часто приезжает на мои выступления. Я всех поклонников приглашаю в мой открытый instagram, я там часто бываю и выкладываю свои свежие фотографии.
- Какие принципы вы взяли из спорта в свою повседневную жизнь?
Если берешься за новое дело и оно тебе не интересно, лучше не берись вообще. А если оно тебе интересно, то делай все по максимуму. Не обманывай ни себя, ни людей и не халтурь!
- Наверное, очень сложно выходить из привычного ритма, когда спортивная жизнь заканчивается?
Да. Ты как слепой котенок, брошенный на оживленную автостраду — жизнь идет, а ты, кроме как мяукать, ничего не можешь. Ты становишься взрослой и понимаешь, что можешь только надеть коньки и прыг­нуть тройной тулуп, а тебе жизнь говорит:
эй, подруга, твои прыжки уже мало кому нужны! И ты либо пропадаешь в этом людском океане, и тебя просто раздавят, либо идешь сквозь поток, учишься, придумыва­ешь что-то новое, пробуешь себя и здесь, и там, где-то ошибаешься, набиваешь шишки, но все же идешь своей дорогой.
- Как вы решили, чем будете занимать­ся после ухода из спорта?
Во мне много энергии и есть амбиции, которые хочется реализовать и хочется пробовать что-то новое. Мне кажется, я буду всю жизнь себя искать и находить какие-то ниши, которые будут приносить не только удовольствие, но и развивать меня. Я считаю, никогда не нужно останав­ливаться на достигнутом, надо постоянно
идти вперед, падая, спотыкаясь, ошибаясь, но все-таки идти. Во мне есть творческое начало, хочется публики, аплодисментов, к которым я уже привыкла, и адреналина.
- В телепроекте «Ледниковый пери­од» вы сменили амплуа: перешли из одиночного в парный разряд. Легко ли дался переход?
В качестве участницы проекта я высту­пала только один раз в первом сезоне, моим партнером был Гедиминас Таранда. Я училась танцевать вместе с ним, потому что одиночное и парное — два принципи­ально разных вида катания. Все разное, техника совсем другая, одни и те же эле­менты исполняются тоже совсем по-раз­ному. Я боялась партнера, не только потому, что он кататься не умел, хотя это страшно, а из-за того, что я не знала, как с ним взаимодействовать, как его объехать, как рядом с ним повернуться! Я привыкла как одиночка кататься с большой амплитудой, а в парном ката­нии мне приходилось быть маленькой и узенькой, ограничивать и сдерживать себя. В любом случае это был новый и интересный опыт, потому что мы созда­вали образы, которые я, может, уже и не попробую никогда.
- Я заметил: в качестве ведущей проекта вы меняетесь в за­висимости от партнера, на­ходящегося рядом.
Не проходит даром опыт обучения и чтения спортивных новостей, уникальный опыт прямого эфира, когда ты не име­ешь права на ошибку, прямо как в спорте! (Смеется.) С Маратом Башаровым вести шоу было интересно, потому что он актер и у него миллион идей в голове. С Лешей Ягудиным было проще, мы оба уже имели богатый опыт ведения программ. С Женей Плющенко — сложней, мы с ним были первооткрывателями и, никто из нас не знал, куда мы едем, что делаем и что говорим. А с Настей Заворотнюк было просто интересно, мы же обе ба­рышни, а девушки всегда найдут, о чем поговорить.
- Многих зрителей восхищает лег­кость, с которой артисты кино и эстрады в течение всего несколь­ких месяцев выходили на серьез­ный уровень фигурного катания.
Это обманчивая легкость. Участники шоу тренировались с утра до вечера, начинали в июле и заканчивали в конце декабря. Не забывайте, что рядом всегда стоит профессионал, который поддер­жит, подтолкнет, подтянет, поднимет. То есть здесь очень много нюансов, кото­рые со стороны никто не видит. Плюс грамотные ракурсы телевизионных ка­мер, которые подают ребят в лучшем виде. Причем на подготовку каждого нового номера есть всего неделя, они тренировались по четыре-пять раз в день, а иногда и на ночь оставались. И если вы в течение полугода будете пахать, как пашут они, поверьте, вы тоже научитесь кататься! (Смеется.)
- Вы сыграли в сериале о фигурном ка­тании «Жаркий лед». Какую бы роль в кино вы для себя пожелали?
Я не считаю себя актрисой, но мне очень хотелось попробовать себя и на этом поле. А если сниматься, думаю, что роль должна быть прописана под меня и быть такой же яркой и насыщенной, как моя жизнь.
- На лондонской Олимпиаде я обратил внимание, что на трибунах было много зрителей с совсем маленькими, даже грудными детьми. Вы не берете Варю и Артема с собой?
Нет, мне кажется, что дети очень пере­возбуждаются, когда много народа вокруг, и потом, они еще не испытывают такого интереса к таким грандиозным соревнова­ниям, какой испытываем мы, взрослые. А таскать детей за собой, отрывать от учебы, я считаю не совсем правильным.
- Опишите свой обычный день?
Не получится, потому что у меня день на день не похож. Вот вчера я только в час ночи прилетела домой, с утра покор­мила, одела детей, съездила по делам, за­ехала отремонтировать лобовое стекло в машине, сходила в магазин. Сейчас я здесь даю интервью, затем поеду домой. Это, можно сказать, разгрузочный день. Когда я в эфире — прихожу к семи утра в «Останкино», с командой готовим текст, в девять я на гриме, в десять начинается выпуск новостей, в час — опять на гриме, в два — второй эфир. В семь вечера ве­черний эфир. Между эфирами успеваю позаниматься на катке, кстати, сегодня я тоже успела потренироваться. А иногда случается, что в один день бывает два са­молета, я могу утром прилететь в другой город, выступить и улететь обратно.
- При таком графике дети не обделены материнским вниманием?
Думаю, нет. В выходные дни мы ходим в театр, планируем вот в цирк все вместе сходить. Дома, когда я не поздно возвраща­юсь, мы читаем книги с Артемом, рисуем с Варей. В парке «Сокольники» часто гуляем.
- Вы себя удивляли в последнее время?
На днях у меня образовались выходные. Утром возникла идея съездить к родственникам в Германию, тут же по Интернету купила билеты, и после обеда уже были там! Удивила не только себя {смеется).
 - Пожелайте что-нибудь нашим олим­пийцам.
Удачи и везения, чтобы Олимпиада для них обошлась без травм и чтоб все у них получилось по-максимуму!
 
 
Журнал "Отдохни" №7, 07.02.2014г.
Текст, обложка и фото: Виктор Горячев
Визаж и волосы: Марина Сотникова